вт, 27 июня
ICQ 392316101 goarmenia2
+7 495 772-98-71
Туры в Армению - отзывы!

Людмила

ЕС КЕЗ СИРУМ ЕМ
(*я тебя люблю - арм.)

С чего начинается родина?
С картинки в твоем букваре…..

Да, чаще всего оно так и бывает. А бывает как в сказке, как чудо. Маленькая страна для русской девушки с белыми волосами и голубыми глазами становится родной, не по рождению, а по душе.

«О моя родина!
Я ничего, ничего не могу тебе дать:
Чтобы я ни дал тебе,
Это будет отдарком –
Ты подарила мне все!»
(П. Севак Второй голос).

Моя страна, моя земля, моя красавица Армения. Спасибо тебе.

Спасибо тебе за твою скромную величественную красоту. Ты как юная девушка, которая молча бредет по воду с кувшином на плече, смущенно потупив взгляд, а поднимет голову и посмотрит так, что сердце встреченного ею путника замрет и взгляд этот, глубину черных глаз не забыть ему никогда.

«Ты прекрасна, моя Суламита!
Ты прекрасна, как все кого любят.
Пусть не больше, чем все, но не меньше.
Что красиво в тебе? Пусть другие
Хладнокровно об этом расскажут.
Красотой ты владеешь, какая
Есть у всех, кем еще не владели,
Ты нова, словно всякое чудо,
Ты прекрасна, как все кого любят.
Не дано тебе быть нелюбимой»
(П. Севак Песнь песней)

Спасибо тебе за твои горы. Дедушка Арарат, помнишь, как две девчонки выбегали на балкон каждое утро и смотрели какой ты сегодня, виден ли твой Сис и Масис, а ты как старый волшебник тихонько усмехался в свою седую бороду из белых облаков, то закрываясь от нас полностью, то открываясь во всем своем величии. И тут же вспоминается гора Арагац, встретившая нас ярким солнцем, давшая полюбоваться величественным утесом, своими горными речушками. И, когда мы, оглушенные этим великолепием, расположились на обед, вдруг пошел настоящий ливень с громом, молнией и в завершении с градом, а нам было так хорошо и уютно в этом маленьком гостеприимном домике-кафе, где так вкусно кормили рыбой, а главное так тепло принимали, и было совсем не страшно, потому, что страшно, когда молнии ненависти в глазах человека, а когда рядом с тобой люди, которые за несколько дней стали близкими и понятными, то, как бы не грохотало и не сверкало снаружи, внутри все равно тепло и радостно.

Спасибо тебе за твой Эчмиадзин, нет теперь уже и за мой Эчмиадзин. Спасибо тебе, за веру, которая не требует ничего кроме веры, ведь Бог один. Спасибо тебе за свечи, которые можно поставить в воду или песок, и они будут гореть до тех пор, пока не прогорят, и никто не затушит их только потому, что воск капает и пачкает подсвечник. Спасибо, что в твои церкви можно прийти в брюках, юбках, с платком, без платка, накрашенной, не накрашенной, и никто не скажет тебе, что ты не так одета или не там стоишь, потому что Богу то все равно, как ты выглядишь, ему важно, что у тебя на душе.

Спасибо за твои церковные песнопения, поднимающиеся ввысь к самому куполу, вместе с которыми можно отпустить свою боль, и хотя бы несколько часов тебе будет легко-легко, как, наверное, чувствует себя маленький человечек, только появившийся на свет. Спасибо за твоих священнослужителей, строгих людей в черных одеяниях, и в тоже время таких простых, не забывших, что их предназначение служение Богу.

Особенно я всегда буду помнить двух из них: того, который вопреки всем церковным канонам и правилам, мне не постившейся, не исповедовавшейся, даже не крещенной в лоне армянской григорианской церкви, на мой робкий вопрос: «А можно мне тоже причаститься?» (что уж он такое увидел в моих глазах, наверное, безмолвную мольбу), посмотрел и сказал: «Пусть подойдет»; и того, второго, к которому я подошла и попросила: «Вы не могли бы освятить мне крестик?», он ответил: «Да, пожалуйста» и взял у меня из рук только что купленный мною крестик, сказав: «Вы читайте «Отче наш». И вот мы стояли с ним тихонько в уголке, вокруг было много людей, служба продолжалась, я читала про себя: «Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое, да придет царствие твое…», а он читал молитву на армянском языке, спрятав у себя в ладонях мой крестик. И тогда я поняла, что чтобы ни было, как бы ни было, этот крестик будет со мной всю жизнь, и не просто лежать где-то спрятанным от посторонних глаз, а я буду носить его не снимая, так же как ношу мой крестильный православный крест. Я не боюсь вопросов: зачем тебе это, почему два креста и т.п. Так надо, так есть и так будет.

Спасибо тебе за твой язык, который звучит для меня как музыка, потому что на нем говорит мой самый любимый человек, потому что на нем говорил и писал мой любимый Севак, стихотворения которого я обожаю, на котором поются твои песни, в них радость и грусть, сирум э карот – любовь и тоска, которые, я не понимая, понимаю. Ах, Паруйр Рафаэлович, как жаль, что вы не дожили до наших дней, насколько моих вопросов Вы могли бы дать ответ, как Вы нужны именно сейчас своему народу, своей стране. Ваш дом, ваш сад, там так светло, уютно, все утопает в зелени, столько деревьев, под которыми так хочется расположить с книжкой, почитать, подумать, помечтать, там все, кажется, будто ждет Вас, чтобы Вы вернулись, устроились поудобнее и писали свои гениальные стихотворения. А ваш музей… в нем с такой любовью к Вам собраны ваши вещи, ваши книги, ваши фотографии, и фреска во всю стену, на которой Вы маленький, идущий в школу, Вы в дни радости и в дни печали. И хачкар в саду… великолепный хачкар с символом бесконечности, и символом, того, что злой рок оборвал вашу жизнь, и с Комитасом на правой гране камня, протягивающем руки к «неумолкающей колокольне». Все правильно, ваши стихи бесконечны, можно каждый раз, читая, открывать слой за слоем, как многослойна резьба на этом хачкаре, установленном в память о Вас, и Вас можно было убить, но нельзя было заставить замолчать, потому что как «неумолкаемая колокольня» остались ваши стихи, которые нельзя заставить молчать, пока их помнят люди и читают наизусть своим любимым, признаваясь им в любви, своим детям, чтобы они выросли и понесли их дальше.

Спасибо за твоих мужчин, которые не разучились любить, ценить и уважать женщин, которые выглядят как мужчины и поступают как мужчины. Спасибо Вам Ваагн, наш дорогой «специалист по питанию», наш «старший брат», потому что, правда, за вашей широкой спиной нам было ничего не страшно. И мы всегда знали, что если повышенное мужское армянское внимание в какой-то момент станет чуть более назойливым, чем нужно, можно всегда набрать телефонный номер, вежливо передать трубку, и на том конце провода назойливому кавалеру «старший брат» на интеллигентном армянском языке объяснит что, как и почему. А поздним вечером, возвратившись в гостиницу, нужно обязательно позвонить и сказать, что у нас все в порядке. Спасибо Вам за то, с какой нежностью и любовью Вы относитесь к своей Соне. У Вас все будет хорошо, и Вы все преодолеете вместе, просто сейчас Бог проверяет вашу любовь, посылая Вам испытания, и когда Вы все преодолеете, не утратив той нежности, любви и внимания друг к другу, он обязательно подарит вам маленькое чудо, просто нужно немножко подождать. И поверьте Ваагн, то, что Вы сейчас имеете: замечательные родители (папа, добрый человек с грустными глазами, готовящий такие замечательно вкусные и полезные напитки, мама, вареньем которой наслаждается вся моя семья), любимая женщина, друзья, любимая работа – всё это намного ценнее и дороже, тех миллионов, которые вы мечтаете заработать. Думая о Вас, я вспоминаю хозяина гостиницы «Режине», где мы жили, который через столько лет пронес любовь к своей жене Режине, и хотя её уже нет в живых, но в его глазах огонек этой любви горит и будет, наверное, гореть до конца. Все в этой гостинице говорит о его любви к ней: и ее бюст, возле которого всегда стоят живые цветы, и платье в стеклянной витрине, которое, наверное, было на ней в самый счастливый день в их жизни – в день свадьбы, и рояль в гостиной части холла, и тот прекрасный вечнозеленый садик с журчащей водой в самом центре холла гостиницы. Помню в день нашего отъезда, нам наконец-то представилась возможность познакомиться с ним, я подошла к нему и попросила разрешения поставить свои цветы у бюста его жены, он поблагодарил и добавил: «Она очень любила цветы и сама была как роза» и столько нежности и тепла было в его голосе в этот момент. Глядя на Вас, Ваагн, и на него, понимаешь, что любовь все-таки существует, что в мире секса, одноразовых отношений, отношений, связанных брачными контрактами, есть люди, которые…..Помните, как у Высоцкого: «и чудаки, еще такие есть, вдыхают полной грудью эту смесь, и, думая, что дышат просто так, они внезапно попадают в такт такого же неровного дыхания, и вспять безумцев не поворотить они уже согласны заплатить, любой ценой и жизнью бы рискнули, чтобы не дать порвать, чтоб сохранить тончайшую невидимую нить, которую меж ними протянули».

Спасибо за твоих женщин, которые не разучились оставаться загадочными или вернее неразгаданными, непредсказуемыми, (что, я думаю, с мужской точки зрения гораздо привлекательнее открытости, доступности, просчитанности) и в тоже время верными, умными, гостеприимными хозяйками. Спасибо Вам Мэри Михайловна за ваш блеск в глазах, за вашу неутомимость, за вашу любовь к своей Родине и к ее истории. За то с какой меня поразившей легкостью Вы преодолевали наши порой довольно каменистые и отнюдь не пологие маршруты в своих туфельках на каблучках. За то, как интересно Вы рассказывали нам историю тех мест, которые мы посещали, те легенды, которые дошли до наших дней. Простите нас, пожалуйста, что мы запомнили не все названия, имена, даты, которые вы нам называли. Но Вы, для нас сделали намного больше, чем просто рассказали о достопримечательностях, вы те семена любви к Армении, которые в наших сердцах были посеяны ранее, которые дали всходы в то время когда мы приехали к вам, Вы «полили» их своею увлеченностью, своей эрудированностью, и они выросли в жажду прочитать (видели бы Вы, сколько книг скупила Катюша в одном букинистическом книжном магазине, на нас приходили посмотреть по очереди все продавцы этого магазина), увидеть еще, потрогать, пощупать, ощутить на вкус, цвет, запах. Сейчас мы с ней, наверное, похожи на трехлетних детей, которым открывается новый мир, которые нелепо, коверкая, пробуют на язык новые армянские слова, на вкус - новые армянские блюда, на ощупь – каменные узоры, на цвет – маки, которые повсюду. Как жаль, что наши финансовые возможности не позволяют нам пригласить Вас в качестве гида по нашему сентябрьскому маршруту, но мы обещаем Вам, что за оставшееся время прочитаем все, что будет возможным о тех местах, которые посетим и потом напишем Вам обо всем увиденном и услышанном.

Спасибо тебе за дружбу, которой ты связываешь людей. Катюша-джан, моя единомышленница, моя соратница, моя верная попутчица, моя вдохновительница. Спасибо, что откликнулась на мой SOS: «Ищу попутчика в Армению». Спасибо тебе за твою целеустремленность, настойчивость и последовательность в воплощении мечты. Благодаря тебе я поняла, что любая цель достижима, если точно представить то, что ты хочешь достичь. То есть, я хочу сказать, что надо не просто абстрактно мечтать: как хорошо было бы поехать в Армению, а представить свою мечту в виде конкретного плана действий: я хочу поехать в Армению 1) когда? – в конце июня; 2) на сколько? – 4 выходных + рабочая неделя; 3) что для этого надо? – найти Армянское Бюро Путешествий, заказать у них тур, приехать, оплатить, там же купить билеты на самолет, собрать чемоданы и улететь. И в благодарность за то, что с не меньшим упорством и решительностью ты двигаешь нашу сентябрьскую поездку, я готова проехать по всему нашему сентябрьскому маршруту на твоих любимых лошадях, обойти все джаз-клубы Еревана и всех других городов, которые мы будем посещать, послушать все оперы из репертуара Ереванского оперного театра, который ты так мечтаешь посетить, искупаться во всех Ереванских прудах и фонтанах, и напоследок, когда мы будем уезжать, торжественно клянусь, собственноручно нести чемодан со второй половиной скупленного тобой ассортимента букинистического магазина, если наш верный «Санчо-Пансо» Степан не сможет тебя сопровождать. И если твое желание встретить свой день рождения в Ереване к январю останется таким же горячим, как сейчас, мы обязательно его исполним. И не переживай, что в это время, как говорится, «не сезон». Во-первых, в январе никакие летние удовольствия не будут отвлекать нас от просмотра репертуара Ереванских театров, прослушивания джаза в Ереванских джаз-клубах, отыскивания новых фолиантов в букинистических магазинах, во-вторых, к этому времени, я надеюсь, возрастет опытность твоего организма в усвоении исконно русского напитка – водки, исконно армянского напитка – абрикосовой и кизиловой водки (только бы это не прочла твоя мама, да и моя впрочем тоже), поэтому пусть не каждое утро, но можно будет начинать с хаша на вполне законных основаниях, в том смысле, что никто не будет недоумевающе крутить у виска по поводу того, что мы с тобой в июне едим хаш. А в-третьих, мы с тобой видели какая Армения летом, скоро увидим, какая она осенью, но мы же не видели какая она зимой, так что тем более стоит поехать, в конце концов, я уверена, что наше любимое АБП нас не забудет и придумает нам что-нибудь интересное, чтобы скоротать зимние дни, а уж как скоротать длинные зимние вечера, мы и сами знаем. Так что, спасибо тебе, что ты нашлась. Знаешь, я раньше не верила, что можно найти друга по Интернету. Оказывается, я просто не на том слове делала ударение. Друга найти по Интернету нельзя, но можно найти человека, который впоследствии станет тебе Другом.

Спасибо тебе за то, с какой благожелательностью, добротой и отзывчивостью к нам относились, везде, где мы только были. Спасибо Вам персонал гостиницы «Режине» за ваше терпение, за ваше умение и желание делать невозможное возможным, за круглосуточный бассейн, за чистые номера, за вкусные завтраки, за доброжелательность, улыбчивость. Простите, что 116-номер доставлял вам столько хлопот своими иногда совершенно не ко времени, иногда даже чуть неуместными просьбами, которые вы всегда невозмутимо выполняли. Наши сердца принадлежат Вам и всегда, когда мы будем приезжать в Армению, для нас понятие дом будем ассоциироваться с вашей уютной гостиницей, и чтобы не нарушать традиций будем просить у Вас о поселении в 116 номер. Спасибо Вам, уважаемый Альберт, директор ресторана «Генацвале», Ваш хаш в июне мы не забудем никогда. Я представляю, как многие армяне сейчас поморщились бы при словосочетании хаш и июнь, но поверьте, это было незабываемо, во-первых, потому что это был наш первый хаш, во-вторых, потому что это была наша первая водка, которую мы пили в 9 утра, в-третьих, потому что это было действительно очень-очень вкусно, ну а самое главное, потому что это было приготовлено специально для нас, для того чтобы у русских девчонок в голове крепко засело: в Армении, возможно все, и причем только хорошее.

Спасибо Вам папа и мама Ваагна, за ваше гостеприимство, за ваш теплый радушный дом, в стенах которого я отметила такое вкусное день рождение с пивом и морем раков. Спасибо Вам наше любимое Армянское Бюро путешествий, за то, что Вы воплотили сказку в быль, за Вашу заботу, внимание и любовь к тому, что Вы делаете. За то, что то что Вы делаете, Вы делаете хорошо, так что хочется возвращаться снова и снова. И мы конечно же вернемся. Благодаря Вам у нас в душе поселилось чувство, что теперь у нас есть дом - Армения, где нас ждут и где нам рады.

Отчизна моя!
Такие слова у меня – для тебя,
Каких никогда никому не найти,
Я и сам до сих пор не могу их найти!

Они есть во мне,
Но их нет во мне, -
Вроде мощных струй в глубине твоей!

Они способны гореть,
Но и обжечь до слезы, -
Вроде чистого спирта лозы твоей!

Они так близки,
Они так далеки, -
Вроде той горы, что вросла в твой герб!
(П. Севак Третий голос)

Людмила, Московская область, Балашиха.

Отзыв туриста опубликован на форуме