пт, 26 мая
ICQ 392316101 goarmenia2
+7 495 772-98-71
Публикации

Путешествие в Армению

Когда же у меня возникло остро зудящее желание посетить Армению? Скорее всего после того, когда я отыскала в интернете публикации Ольги Цолаковны Габриэлян – сотрудника Ереванского ботанического института - про особенности флоры Армении и про ботанические маршруты, которые реально можно осуществить.

Убил и окончательно настроил меня на Армению тот факт, что флора Армении – сложна и многообразна из-за рельефа, почв и климата Армении, ее расположения на стыке совершенно различных флористических провинций: умеренно влажной Кавказской и засушливых - Центральноанатолийской и Армено-Иранской. По территории Армении проходят северные, западные, восточные и южные края ареалов (распространения по регионам земного шара) многих видов, что очень интересно: именно по краю ареала охотников за растениями могут ждать всевозможные сюрпризы.

Не последнюю роль в биоразнообразии Армении играет повсеместная высокая сейсмичность республики. Землетрясения обычно сопровождаются рядом таких явлений, как усиление гамма радиации, увеличение концентрации радио- активных изотопов радона в воде, солей тяжелых металлов и др., что вызывает мутагенез и увеличивает число хромосомных аббераций, это в свою очередь стимулирует процессы видообразования и появления неоэндемиков. Зачем же ехать куда-то к туркам в Турцию на их горы и их флору, если я частичку такой же могу увидеть в Армении, подумалось мне? Вертикальная поясность в распределении растительности начиная от 400 и до 4000 м предполагала проследить различные типы растительности начиная от полупустыни и заканчивая альпийскими лугами.

Про гостеприимство армянского народа знают все и это даже не подлежало обсуждению. Да и мой почти полувековой жизненный опыт неоднократно сталкивал меня в жизни с отзывчивыми, добрыми, необыкновенно гостеприимными армянами. Правда, после посещения Армении это убеждение было откорректировано еще в большую сторону, потому что «ранг гостя» в Армении оказался еще выше для моего представления. Эту особенность армянского народа надо ценить, этому стоит просто поучиться.
Ну, вот так мне и запала эта мысль. Сажусь за интернет, начинаю просто искать людей, которые занимаются в этой стране туризмом, альпинизмом, планеризмом и другим полезным «измом», который можно осуществить в непосредственной близости от природы. Почему бог меня навел на сайт Левона - не знаю. Но он оказался первым и последним этапом поиска. Приезжайте, мы вас встретим, покажем и расскажем, сказал Левон. И первое, что у меня зародилось – это подозрение простоты. Так просто не бывает ничего. А если не бывает, то не должно быть и в Армении. Чудеса какие-то. Уже сейчас, после законченного путешествия, мне становится смешно на мои долбежные электронные письма, которые я посылала в Армению к новым виртуальным знакомым, чтобы они еще и еще раз подтвердили тот факт, что мы можем приехать, и что все состоится. А так как до путешествия было еще три месяца, то мысль о возможности срыва возникала ежедневно. В то же время от предчувствия, что это может состояться – уже потряхивало. Чтобы хоть как-то быть поближе к будущему путешествию, я поехала в библиотеку Санкт-петербургской лесотехнической академии и перешерстила их фонд. Мне попалась книга 1941 года издания академика Магакьяна «Растительность армянской ССР». Это меня спасло. При любой свободной минутке я хватала эту книгу и пыталась максимально запомнить и представить себе зоны произрастания чудных, редких, эндемичных растений. Для себя я придумала, что это уже – виртуальное путешествие.
Время пролетело быстро, дата поездки согласована, билеты куплены, мы на борту огромного аэробуса, выполняющего рейсы армянских авиалиний Ереван-Санкт-Петербург-Ереван. Голубоглазыми в самолете оказались только мы с Эллен, так как остальные были армяне, не проживающие в Армении и отправляющие своих детей на лето в Армению. Сезон, что говорить. Так и летели – я, Эллен, одна половина самолета - дети, остальная половина – кто- то из сопровождающих родственников.
В аэропорту нас должны встретить. Правда почему-то никто (ни я, ни Левон, ни Арик ) – не додумались отослать фото, по которому можно было бы просто опознать друг друга. Мне почему-то втемяшилось в голову, что мы должны опознаться по табличке, которую будут держать высоко над головой и на ней должно быть написано два слова «Наталья» и «Эллен». Все так и было. Первый взгляд на людей, с которыми ты знаком только виртуально, доказывает, что не только лица у них улыбаются – у них улыбаются глаза. Это тоже признак армянской нации и их отношения к русским. Так мне запомнилась первая встреча.

День первый

Роковой. Так назвала я его потом. 19 июня, воскресенье

Дабы не терять целый день для отдыха после ночного перелета и при наличии уже выделившегося адреналина от чувства предстоящего путешествия, мы решили этот первый день посвятить адаптации. Ереван находится на высоте 1000 м над уровнем моря и мы должны были поездить, походить, погулять и всячески подышать этим высокогорных воздухом. Поездка была запланирована на верблюжью гору – Еранос, или Ухтасар. Дышалось очень легко, усталости никой, маршрут известный – мимо храма 18 века спуститься вниз к горной речке, переправиться через нее, подняться на другой склон как можно выше и обратно проделать тот же путь.

По дороге туда – родники. Сразу мы это не оценили, потому что чувства жажды пока просто не было. Тихим уверенным шагом мы двинулись в путь, за спиной рюкзаки, рассматривая по пути необыкновенные маки, вкрапленные в зелень обочин и лужков, фотографируя и размеренно переговариваясь на всякие житейские и околонаучные темы. Спуск – дело хорошее. Особенно когда не осознаешь, что через 4-5 часов тебе по нему же карабкаться вверх. По пути пытаешься привыкнуть к обуви, которую ты вроде бы пытался купить для горных условий. Рассматриваешь любую скалу, камень, ущелье или частный дом, построенный почему-то на краю огромного каменного уступа, выступающего от края ущелья на много метров.
Эта часть склона обжита, встречаются частные дома с садиками, огородами и виноградом. Горная речка оказалась обитаемой, населенная отдыхающей детворой и их родителями. Переправа именно та, которую я видела только в кино и она полностью оправдала мои ожидания в плане прибавки адреналина.
Противоположная часть ущелья оказалась покруче, менее обитаемая и с нее хорошо просматривалась панорама нашего спуска. Из обитателей противоположного склона кроме бабочек и жуков, были отмечены только коровы. Поразили они меня сразу. Жилистые, небольшие, постоянно стоящие всеми четырьмя копытами только на двух камнях (две передние на одном, две задние на втором камне), щиплящие отдельно стоящие травяные кустики и с титьками, в которых казалось никогда не было молока. Это не те толстые, постоянно покачивающиеся русские коровы, выкормленные на высоком бескрайнем травостое, с выменем до земли и при условии, если они отдыхали лежа на земле, то они также размеренно продолжали жевать. Коровы- альпинистки, раз и навсегда прилепленное к армянским коровам прозвище меня немного успокоило. В дальнейшем вид стада на склонах гор и вид коров меня уже не убивал и не вызывал острого чувства жалости со словами «Бедненькие вы мои!». Я смирилась с тем, что это для них обыденный образ существования и они весьма им довольны. Но история с коровами на этом не закончилась. По всем склонам гор, вплоть до альпийских лугов, по всей Армении – огромный выпас отар овец и стад коров. Так что коровы были моими прямыми конкурентами в поиске редких, декоративных и других привлекающих меня растений. Лишь в единственном месте – на высоте 3500 м над уровнем моря мне удалось не обнаружить признаков присутствия скотоводства и оторваться от беспощадного уничтожения флоры Армении коровами.

Подъем по довольно крутому склону очень быстро дал о себе знать. Мы были предупреждены, что идем до первого головокружения или первых зайчиков перед глазами. Но конечным пунктом было все-таки восхождение до первого альпийского луга. До него еще надо было очень много карабкаться.
Флора необычна для взгляда – буйство бобовых, трагакантовые астрагалы, эспарцеты, подушки акантолимонов, каперсы.

Эти чудные цветы, похожие на фантастические бабочки, бутоны которых употребляются в пищу. Каперсы, как выяснилось потом, растут в Армении везде – даже по обочинам дороги. В определенное время их развития нераспустившиеся бутоны собирают и экспортируют за границу. Деликатес! Так как каперсов везде было очень много, то фото их будет в рассказах следующих дней.
Идем по восходящему склону с периодическим увековечиванием растительности больше часа, но усталость подъема чувствуется. Бессонная ночь полета, жара, перепады высот, непривычность физических нагрузок дают о себе знать. Привал с питием мацони, лавашом и овощами немного отодвигает усталость. Но на солнце сидеть невозможно. Оно просто палит. Если находишь какой-нибудь кустик розы Канина (а он почти самая высокая растительность на этом склоне), то уже несказанно рад. Возникает единственное желание - посидеть в тенечке и максимально, на что хватает сил – это бесконечно смотреть на горные виды. Прошло уже пять часов нашего первого путешествия. И вдруг меня осенила мысль – если я пойду еще выше, то сил на возвращение у меня просто не останется. Обратно надо не только спуститься, но и опять подняться по склону противоположного ущелья. Эта мысль меня спасла. Я тихо села на камень и решила сидеть до тех пор, пока на 20 метров вперед ушедшая компания Арика, Левы и Эллен не вернется. Компания и не думала возвращаться. Они стояли выше и что-то усиленно обсуждали. Желания полюбопытствовать о чем идет дискуссия – не возникло. Пришлось применить более действенный способ привлечения внимания публики к совершению обратного пути – просто начать самой спускаться. Это возымело успех и я поняла, что дойдя до горной речки в конце ущелья, у меня есть шанс выжить. Так все и было.

Прохлада речной воды, шум горного течения и отсутствие палящего солнца возродили желание еще немного пожить. Опять переправа через мостик, подъем, отсчет метров до верхней точки, перебежки от родника к роднику. Ура! Мы на вершине, там где стоит наша машина и можно даже сходить и посмотреть храм 18 века. Когда приехали в Ереван и мне надо было подниматься на третий этаж, сделать этого я не могла. Обеими руками я брала каждую ногу поочередно и ставила их на каждую последующую ступеньку. Это стоило неимоверных усилий. И только три таза ледяной воды привели меня в чувство. Вкусный армянский ужин, свежие фрукты и сок – это последнее, что мы с Эллен помним перед моментальным погружением в сон. И только сейчас, после истечения всех маршрутов и всех путешествий, я поняла (и это точно!) – если бы не этот роковой день, мы бы не прошли так быстро и так успешно акклиматизацию! Наши кровеносные сосуды – они как залежалые шланги с отложениями песка, которые необходимо чистить под сильным напором.

День второй

Расслабуха. 20 июня, понедельник

Ура, сегодня мы путешествуем в основном на колесах и кратковременные остановки на тему ознакомления с флорой и достопримечательностями окончательно должны нас привести в чувства после вчерашних восхождений.
Жары нет. Едем в Дилижан. Это севернее Еревана. Точнее Дилижан - это часть нашего маршрута, а конечная цель - озеро Севан, где нам сегодня вечером придется разбить лагерь и завтра там встретить рассвет. Дорога изумительная. Это трасса на озеро Севан. В выходные дни она очень напряженная, так как Севан - одно из самых любимых мест отдыха аборигенов. Но сегодня понедельник и мы спокойно едем на сразу полюбившемся нам черном "Виллисе" - вседорожнике русского происхождения. Вдоль дороги стоит много молодых ребят с раскинутыми в сторону руками. Нас предупреждают, чтобы мы не удивлялись такой картине, которая означает, что это все - торговцы копченой рыбой и все они показывают размер продаваемой рыбы. Продают сиг и форель. На этом торговля не заканчивается. Больше всего удивлены тем, что продают живых раков. Хочешь - ящик, а хочешь - два ящика. Мы не стали жадничать и прикупили только один. Точнее мы были угощены таким лакомством. До вечера и момента приведения раков в красное состояние мы еле дождались. На четверых это хватило на три длительных капитальных присеста. Но, увы, чувства насыщения мы так и не испытали. Жаль, что в интернете нет смайлика, когда текут слюнки....

Трасса проходит через осыпи обсидиана - вулканического стекла.
Конечно останавливаемся и основательно запасаемся камнями, чтобы потом все это увезти с собой в Санкт-Петербург и Великий Новгород. Небольшая заминка на трассе с машиной ни капельки не омрачила нашего путешествия и мы с Эллен за время остановки вдоволь нагулялись по склонам окружающих небольших гор, перебравшись к ним вброд через небольшую речушку.
Заросли лилии армянской в сочетании с огромными ярко красными маками Papaver paucifoliatum и Papaver orientalis, темносиней Nepeta betonicifolia u Betonica grandiflora, белых васильков и нежно сиреневых Scabiosa caucasica, каперсы. Пальцекорник - откровенно ярко-малиновый. У нас он не такого цвета. Армянские лилии - откровенно желтые, растут большими куртинами, смотрятся желтыми пятнами на зелено-малиново-синем склоне. Даже монтбреция и та удивительного цвета - малиново-фиолетовая. Бобовые и каперсы - они везде и нам они уже примелькались, на них не сразу обращаешь внимание и начинаешь выискивать что-то необычное. Красиво. Мы счастливы. Все рассмотрели, нафотографировали, едем дальше.

Природа вокруг - это небольшие горы и холмы, покрытые разнотравьем, изредка с выступающими осыпями камней. Все горы живые. Это я их так назвала. Я не видела ни одной горы страшного вида. Все они какие-то немного закругленные, в складочках, как на юбке и удивительно бархатно-замшевые. Каждая из них напоминает огромного развалившегося на земле животного. Так вот едем по дороге и любуемся такими пейзажами. Неожиданно возникает полуторакилометровый туннель, пробитый в скале и построенный в Армении совсем недавно. Скорость не более 40 км в час, фары включены, загадочно. При выезде из туннеля мы были уже предупреждены, но увиденное все равно поразило. Небо покрыто тучами, солнечной погоды как ни бывало, накрапывает дождь (о котором с другой стороны туннеля мы и не думали). И несмотря на непогоду, за перевалом открылась живописная панорама Северной Армении, резко отличающаяся от южной.

К тому же мы едем по дороге, на которой 12 поворотов по 180 градусов. Фантастика! Не знаю кто как, а на меня в эти минуты от увиденного находило умиротворение, которое бывает, когда человек счастливо засыпает. На протяжении 11 км (длина серпантина Севанского перевала) спускаемся на 800 м к Дилижану, городу-курорту с более мягким климатом. Все горы здесь покрыты лиственными лесами с примесью сосны (Pinus kotchiana).
Недалеко от Дилижана вблизи с.Техут, сворачиваем от основной трассы через заповедный буковый лес на дорогу к прекрасному монастырскому комплексу XI-XIII в.в. - Агарцин.

Дорога очень узкая, двум машинам не разъехаться. Во всех щелях на стенах замка - асплениумы и скребницы. Красиво, но, главное, отковырнуть хочется. Ограничились фотами, так как запланировали остановку на обратном пути у каменных осыпей для изучения флоры. И все бы хорошо, если бы не начавшийся град с хорошую виноградину. Машину, дабы не повредить (да, да, стук по машине был такой, как будто долотом стучат со всей силы) быстро загнали под огромное дерево. Оно хоть каким-то образом сглаживало удары этого неожиданного винограда. Через пять минут град резко закончился. По дороге наверх нашли подходящую каменную осыпь и мы с Эллен решили оторваться по поводу изучения папоротниковой флоры. Да простят меня армянские экологи, но очень хотелось наковыряться в каменных щелях. Око экологическое, однако, далеко видит и всю малину нам испортил сильный дождь. Ну, впрочем, что-то мы и успели, но полностью промокли. Да и дорога в такой дождь с резким подъемом вверх становится опасной - те же самые осыпи, сели и тому подобные опасности. Скорее наверх! На широкую дорогу, на простор. Вдоль дороги лес и кроме бука, в лесу встречаются грецкий орех, дикая груша, липа, клен, боярышник, вяз, граб, бузина, бересклет и др. По опушке леса и на лесных лужайках много белых и синих колокольчиков, герани, недотроги, различных папоротников и все горы покрыты не травой, а широколиственным лесом, мы находимся в другой климатической зоне.

И хотя дождик не переставал, мы все-таки решили не нарушать маршрута и заехать еще на одну достопримечательность этого района - горное озеро Парзлич - Ясное озеро. Озеро высоко в горах. По моим физическим представлениям такого просто не может быть, озеро должно стекать, утекать, убегать ручейками и речками и когда-нибудь просто закончиться. Ничего подобного. Вот оно - во всей красе, даже не шелохнется. Замерло и живет здесь тысячелетиями. Так как мы уже были основательно промокшие, то нам не составило труда сходить в ближайший лесок для исследования флоры. Ну все как у нас в широколиственном - примулы элатиор, купенки, щитовники, страусники. Наверное открытия были бы, но дождик все-таки мешает. Что меня еще очень порадовало, это мы нигде не нашли сныти. Странно, почему никто не додумался ее туда завезти? Обратная дорога по перевалу и туннелю показалась совсем короткой, потому что мы уже знали, что за туннелем - солнце, отсутствие дождя и возможность просушиться. Солнце уже склонялось к вечеру и нам необходимо было засветло доехать до озера Севан на территорию национального парка и раскинуть лагерь для ночлега. А ехать еще порядка сотни. Несмотря на это - каменные осыпи, встречающиеся нам на пути, нами были все- таки исследованы и продегустированы на предмет присутствия субальпийской флоры - гвоздик, проломников, папоротников, злаков, кампанул и других всяких прелестей.

Вот и Севан. Едем по побережью сначала малого Севана, потом большого. Озеро вытянуто на 60 км. Место перехода малого в большой - заметно и это для нас является ориентиром. Тут начинается национальный парк и это очень огромная территория, практически вокруг всего Севана. Озеро - необычайно красиво. Раcположено оно на высоте около 2000 м над ур.м. Полуостров Севан (в былом остров) соединяется с мысом Цамакаберд низкой косой. Флора и растительность южного и северного склонов полуострова резко различается, как и побережьев озера. Южные и юго-восточные склоны покрыты горностепной растительностью - колючими астрагалами,Prangos ferulacea, Festuca ovina, светло-розовыми маками Papaver fugax u P.persica. Северные склоны покрыты более влаголюбивой растительностью. Здесь обильно цветут незабудки, лютики, ветренницы (Anemone fasciculata), примула (Primula) и др. Среди скал все еще встречается исчезающий вид рябина айастанская (Sorbus hajastana). Одинакового Севана за 15 часов нашего присутствия на нем я не смогла увидеть. Он каждую минуту разный. Когда приехали - Севан был темно-бирюзовым, потом - огромные волны и сильный ветер - серый, суровый, ночью - серебристый от желтой луны, утром - куда все делось! - спокойный, светленький, прозрачный, ласковый. Еще с вечера для себя я решила, что не уеду, пока не искупаюсь в Севане, несмотря ни на какую погоду. Но это было утром.

А пока с вечера погода потихоньку портилась и мы торопились раскинуть лагерь из трех палаток. Точнее торопились Арик с Кареном. А мы с Эллен отправились к огромным скалам.
Около скал - тишина и намного теплее, что означает, что эти скалы накапливают солнечное тепло и защищают большую территорию от ветра. Везде ходили очень аккуратно, потому что каждое движение ящерок казалось присутствием медянок и гюрз, что очень естественно для этих мест. Подушки акантолимонов, астрагалы (кстати всего астрагалов больше 300 в мире, а только в одной Армении - из 148 - данные "Красной книги армянской ССР"). Вот и разберись какие из них красивее! Тут пересчитывать не успеваешь, не то, что выбирать.

До дождя мы успели наестся шашлыков, великолепно приготовленных Карэном, сварить несметное количество раков и рассказать друг другу кучу всевозможных историй. Расходится спать не хотелось и в темноте при свете луны и фонарика сели пить чай. На ночь глядя нам было рассказано, что по берегу ночью ходят шакалы, издавая нечеловеческие вопли и собирают остатки пищи. Страшно не было, но запомнилось. Ночью, повернувшись лицом к палатке, я почувствовала, что с другой стороны по-собачьи меня кто-то обнюхивает. Конечно я заорала. Но было ли это на самом деле или это было во сне, я так до сих пор не поняла. Утром меня спросили не слышала ли я, что ночью кто- то кричал и вдобавок на песке мы обнаружили собачьи следы.... Но это был уже следующий день.

День третий

Большой перегон. 21 июня, вторник

Небольшой вечерний дождик накануне не позволил утром влезть в сухие башмаки и утреннее просыпание было слегка сырым и прелым. К тому же закончилась зарядка в фотоаппарате и теперь вся надежда на аппарат Эллен. Для этого рассказа фотографии будут чуть позднее, когда мы с Эллен состыкуемся в России и обменяемся дисками.
Скалы на берегу Севана озарялись утренним солнцем.
Кстати весь берег Севана засажен широкой полосой облепихи и сосен. В сороковых годах прошлого века была проведена огромная работа по гигантским посадкам в национальном парке и теперь эти деревья стоят сплошной стеной, создавая видимость лесополосы.

Cеван с утра был настолько спокоен и тих, что казалось он просто спит. Бреду босиком по мелкоте, вода холодная, но солнце пригревает очень тепло и ласково. Помня себе данное обещание, что если я не искупаюсь в Севане, то хвалиться будет нечем, я возвращаюсь к палатке за купальником. Народ потихоньку просыпается. Эллен воюет с сырыми башмаками, издали Арик спрашивает кто ночью орал, а Карэн по-моему уже прогуливается у скал. Стараясь себя постоянно убеждать, что вода нормальная, возвращаюсь к Севану. Раз окунувшись и тут же пригревшись на солнышке, хочется опять нырнуть. Я это сделала! Мне не надо теперь умывать сонную рожу и я проснулась. Да здравствует Севан. Сбор лагеря, прощальные фото и мы двинулись по неизведанной дороге вокруг Севана. Высота 2000 м. Нам надо проехать около 100 км по сплошным колдобоинам, хотя асфальт там когда-то и был, но это было давно и неправда. Наша задача - объехать озеро Севан и выехать к Селимскому перевалу в районе Мартуни. По этой дороге из нас четверых трое вообще никогда не ездили, а Карэн этот путь проделывал десять лет тому назад. На каждом повороте каждый из нас надеялся, что сейчас закончатся ямы и нам повезет на хорошую дорогу. Упорно всматриваясь в надежде увидеть ровную поверхность, мы как могли скрашивали нашу трясучку спокойным разговором, дабы не дать возможности кому-то расслабиться и впасть в уныние. Нам это удалось - Эллен задремала, вконец растряся всю внутрянку, Арик приумолк, обещая накормить нас мороженым, а я потихоньку достала таблетки от головной боли и также тихонько их заглатывала. Больше всего досталось водителю. По себе знаю, что от такого напряжения и бесконечного переключения скорости голова надувается и уже ничего не радует. Но это была единственная и самая черная полоса нашей дороги. Периодически мы останавливались, прогуливались по болотистой местности национального парка, встречая гладиолусы, бетонику, различные орхидейки. Наконец мы выехали в районе Мартуни на хороший асфальт и буквально через несколько минут были на Селимском перевале на альпийских лугах. Высота 2350 метров. Оставив Карэна в машине для сбора оставшися сил в кучу, мы с Эллен вырвались на простор альпийских лугов. Такое впечатление, что ты на пологой вершине горы и вокруг тебя колокольчики, примулы, отцветающие и уже отцвевшие мелкие луковичные, вероники, хризантемки и всякая такая прелестная мелочь. В 200 метрах от нашей высадки был нестаявший снег и мы помчались туда в надежде найти цветущие мерендеры. Надежды наши были оправданы! Далеко внизу, почти на середине подьема паслось огромное стадо. Мы так забегались с фотографированием и любованием альпийской растительностью, что опомнились только тогда, когда обнаружили, что стадо уже рядом с нами. В целях безопасности (стада в Армении, впрочем как и везде, пасут с собаками) я решила держаться от баранов и коров подальше, а вот Эллен нам пришлось настойчиво отдирать от очередного экземпляра альпийской флоры. Надолго задерживаться нам не было смысла, так как до Еревана нам предстоял еще неблизкий путь. Но зато какой! - по Селимскому перевалу мимо старинного ( если не ошибаюсь XIII в. ) караван- сарая, в котором возможно останавливался Марко Поло. Повороты, спуск, места падения небольших камнепадов и осыпей, у Ехегнадзора свернули в сторону Еревана и вот долгожданная остановка у горной речки Арпа на прием пищи. Тем более в наших запасах оставалось еще приличное количество раков. Шум горной речки Арпа с одной стороны дороги и огромная, верх которой можно заметить, высоко задрав голову скала, палящая зноем камней - с другой, не очень прибавили нам умиротворения. Чувствовалась дорожная усталость, утренняя тряска и вечерний зной. Радовало одно, что дорога была отличная - трасса Иран-Армения, по которой встречалось много груженых фур, напоминающих по своему строению автомобили начала века. Доели раков, напились мацони с лавашом и последовали дальше мимо Урцского хребта и Хосровского заповедника. Постепенный спуск с 2500 м до 1030 м, привел нас в Араратскую долину, которая наполнила нас умиротворением. Нам открылась прекрасная панорама Араратской долины, уходящей вдаль к подножию величественной библейской горы Арарат.

Не верилось, что совсем недавно в этой долине шли военные действия, землю вспахивали танки и установки "Град" метали смертельным огнем. Несколько в стороне от него виден двугорбый красочный массив горы Еранос. Склоны его сложены красновато-розовыми, кремовыми и фиолетовыми плитками мергелистого известняка. На этом фоне здесь и там высились темные свечи вечнозеленого можжевельника. Все это вместе с бело-голубым, как-бы парящим в воздухе Араратом завораживает и создает поэтическое настроение. Араратская долина - житница Армении - виноградники, абрикосовые и яблоневые сады, бесконечные ухоженные поля и невероятная зелень растительности. Жаль, что в эту поездку нам не удалось просто погулять по Араратской долине и внимательно рассмотреть флору. Да и впечатление создается такое, что она вся засажена культурной растительностью, так как климат долины и почвы располагает к земледелию. Перед величием Арарата устоять очень сложно и мы неоднократно останавливаемся его фотографировать. Едем вдоль границы с Турцией и Ираном и через 40 км пути постепенно въезжаем в Ереван. Закончился еще один день нашего путешествия. Прошел он в основном в следовании на автомобиле, но картины гор, перевала, озера Севан, Арарата и Араратской долины запомнились на всю жизнь.

Домой приехали уже почти затемно. Это значит, что в Ереване было 22 часа и остаток вечера мы с Эллен с удовольствие проговорили с нашими добрыми знакомыми, у которых останавливались на постой на все время нашего путешествия. Пожилые люди с таким интересом нас расспрашивали про наши поездки и так откровенно восторгались нашими маршрутами, что в конце концов выяснилось, что они за всю жизнь в Армении не видели такого и в таком количестве.


День четвертый

День пустыни и чудиков. 22 июня, среда

Середина нашего путешествия. После среды каждый день будет напоминать, что у всякого чуда есть конец. Поездка в этот день весьма напряженная - крепость Хорвираб (17 в.) в Араратской долине рядом с границей, потом - Горован - настоящая пустыня в миниатюре - единственное такое место в Армении, и Гора Ктуц (Клюв) - 2300м над у.м - Хосровский заповедник. Надо везде успеть. Выехали раньше обычного, но хозяйка успела нас накормить полбой с грибами. Никогда не думала, что это такая вкуснятина. Вообще армянская кухня, которой нас потчевали с утра до вечера - это что-то необыкновенное. Удивляешься, что из таких простых продуктов можно все так вкусно приготовить. Ну, вот, при одном воспоминании об армянской еде, забыла тему путешествия. Так вот: по прогнозу обещали дождь. С утра признаков дождя нет. Но так как мы не сидим в Ереване, то получается так, что мы периодически то убегаем от дождей, или наоборот - попадаем на него где-то в горах. Уж такая погода была в Армении во время нашей поездки.
Крепость Хорвираб - совсем недалеко от Еревана, км 40 пути и совсем рядом с границей. Так близко, что мой телефон тут же автоматически поймал турецкого сотового оператора и поприветствовал меня на турецкой земле. Вот глупый.

Это мы с Эллен уже рядом с крепостью стоим рядом.
Крепость стоит на высоком холме и с него открывается вид на Араратскую долину.
А вот и снимок крепости во всей красе - на фоне голубого Арарата и любвеобильной Араратской долины.
В крепости много туристов, все обязательно лазают в темницу по отвесной лестнице, в которой 20 лет сидел один из святых. Полезли, конечно, и мы. Жуть. Хоть и есть там тусклое освещение, но при мысли, что ты на глубине 15 метров под землей и в этих условиях (но в кромешной тьме) сидел живой человек, впоследствии ослепший, начинают бегать мурашки.
Вид Арарата после крепостных казематов показался еще краше.

Итак - едем в пустыню. В Веди сворачиваем вправо и буквально через километр - ты в пустыне. Пока не видишь этой пустынной местности, возникает унылое настроение. Ну не хочется смотреть мне эту пустыню, там ничего не растет, зной, песок и конечно бегают скорпионы. Оказалось, что территория, занятая под пустыней, очень небольшая. Буквально считанные километры. И как она там сохранилась - одному богу известно. Но это настоящая пустыня!
Жаль, что постепенно она уменьшается в размерах. Ходить по такой пустыне и рассматривать флору и фауну - ну очень увлекательное занятие. Наличие змей - валяющиеся сброшенные шкурки, возле которой я подпрыгнула, обознавшись на живую. А со скорпионами нам повезло - они ночные жители, как нам объяснили, может это и не так, но мы поверили. Не очень хотелось с ними встречаться. Интересное явление, которое отметила для себя - куда ни кинь - песок, песок, песок и редкая растительность всякие ящерки, многие из них в Красной книге.

Если руку засунуть в раскаленный песок на глубину 10-15 см, то почувствуешь удивительную прохладу. Значит, песок защищает нижние слои от перегрева. И как следствие, там растут даже луковичные, которые мы обнаружили по остаткам стебельков и выкопанным луковичкам. Жаль было расставаться, пустыне можно было посвятить весь день, и мы бы не разочаровались.
Двигаемся дальше - в Хосровский заповедник. Это в направлении горы Катуц (гора Клюв). Он расположен на отрогах Гегамского хребта, опоясывающего с юго-запада озеро Севан. Этот заповедник очень важен для армянской флоры, так как здесь произрастает очень много краснокнижных растений - очень редких, из которых многие эндемики. В этом заповеднике к сохранившимся участкам, даже фрагментам естественной растительности - относятся очень бережно.
Большая часть заповедника охватывает зону нагорных ксерофитов. Это место чрезвычайно интересно богатством и разнообразием флоры, растительности и фауны, а также с точки зрения геологии и истории. По свидетельству историка V в. Мовсеса Хоренаци, армянский царь Хосров Котак (Короткий) между 330 и 338 г.г. для охоты на зверя и птицу создал недалеко от р.Азат два больших "заповедника", один из которых и поныне называется Хосровский лес. Фрагментарные сведения о Хосровском лесе встречаются у армянских историков средневековья. Важно подчеркнуть, что именно благоговейное отношение армян к своим историческим памятникам позволило сохранить этот самый близкий к Еревану лес почти нетронутым в течение 17 веков.


Размеры заповедника и его границы были обоснованы необходимостью охраны ресурсов питьевой воды (р.Азaт с притоками), сохранения наиболее близких к Еревану можжевеловых леcных массивов, интереснейших растительных формаций, а также редких и исчезающих видов растений и животных. Рельеф заповедника сложный, ландшафты необычайно красивы. Как и во всей Армении, здесь повсюду заметны результаты тектонической деятельности с разломами, сбросами и др. В результате эоловых процессов в сочетании с жарким климатом и действием воды, здесь образуются различные фантастические фигуры, пирамиды, башни, карнизы с крутыми обрывами и др. Флора заповедника очень богата и насчитывает около 1800 видов, т.е. больше половины видов всей Армении встречается на 29 тыс.га. Здесь можно увидеть растительные сообщества, которые нигде более на земном шаре не встречаются, например: можжевелово-грушевые или чисто грушевые редколесья на очень крутых песчаных осыпях или грушево- боярышниковые, можжевелово-рябиновые и др.

Целый ряд редких исчезающих видов, вошедших в Красную книгу описаны отсюда и растут только здесь.
Природоохранное значение Хосровского заповедника неоспоримо. Кроме громадной научной и научно-практической ценности, лесные массивы заповедника служат как-бы "легкими" загрязненному Еревану, предохраняют от высыхания немногочисленные чистые реки Центральной Армении.
Значение Хосровского заповедника далеко выходит за рамки узкорегиональных интересов. Фактически это единственный на Кавказе заповедник нагорных ксерофитов, где представлены полупустыни, различные фриганоидные формации, разнообразные типы аридных редколесий, трагакантовые степи и др. Даже растительность верхнего пояса несет ксерофитные черты, сочетая степные или луговые элементы с различными трагакантовыми астрагалами или иными подушечниками. Многие из растений меня просто поразили своей необыкновенностью и показались просто чудиками .

Растительность меняется в зависимости от высоты, на которую мы поднимаемся. Чем выше забираемся, тем больше открывается простора.
Живности в заповеднике тоже хватает - редкие бабочки и множество птиц, которые слышны по голосам. Куропатки ходят выводками, и пара куропатчат не успели убежать от нас к своей мамке, прикинувшись неподвижными.
Остался один перегон до субальпийских лугов. Высота уже немного чувствуется, обзор становится еще грандиознее.
На этой высоте во всю цветут птицемлечники почти сплошным ковром. Неожиданный дождь сначала заставил нас одеть дождевики, а потом все усиливаясь, прогнал нас в обратный путь. Сильный дождь в горах это не шутка - грозит всякими непредсказуемыми случайностями. Быстро повернули, быстро пошли, быстро спускаемся. Граница дождя резкая, мы уже на сухих лугах и наблюдаем, дождь на высоте уже издали. Вот так нам и не удалось покорить субальпийский луг. Но по времени уже достаточно, пора к машине, по пути еще предстоит привал на обед около заброшенной крепости с великолепными видами на заповедник.
По пути находим еще краснокнижное растение, смахивает на наши будяки, но свои желтым цветом кажется очень необычным.
Короткий привал около заброшенного замка, возраст которого - 300 год н.э, на память осколки акустического кувшина, зверски кем-то выбитого из стен замка и обратный путь в Ереван. День удался, мы счастливы. Ереван при въезде, как всегда на фоне величественного Арарата.


День пятый

Светская жизнь. 23 июня, четверг

Сегодня день решили посвятить прогулке по Еревану. Утром основательно отоспались, позавтракали голубцами в виноградных листьях, называемыми долмой (эх, если бы дома так каждый день - проснулся, а тебя уже завтракать зовут) и отправились на маршрутке в самый центр Еревана. Наша задача - побродить по площадям и улицам Еревана, заглянуть в магазинчики дабы приехать домой с подарками и гостинцами, заехать на армянский базар. Утренняя прохлада еще держалась и на улицах под тенью деревьев было приятственно потихоньку брести и слушать рассказ Тамары о достопримечательностях Еревана. Тамара - это и есть наша хозяюшка, прожившая всю жизнь здесь в Ереване и замечательно рассказывающая о любимом городе. Не буду пересказывать ее рассказ, про Ереван можно почитать и посмотреть много информации. Удивительно то, что на улице мы с Эллен были сразу узнаваемые - русских мы не видели совсем, а многие пожилые армяне останавливали нас, расспрашивали где в России живем, вспоминали кто у них из родственников там проживает и с радостью желали хорошо отдохнуть. Они все в один голос заверяли, что нам в Армении очень понравится. И хотя наше путешествие на тот момент еще не закончилось, но у нас уже сейчас не было ни тени сомнения о непонравившейся поездке.
Основательно задержались на вернисаже. Армения только-только последние 2-3 года начинает оправляться после перестроечной блокады, войны, разрухи и бедности, поэтому на вернисаже можно увидеть не только художественные изделии мастеров, но и продаваемые всякие старинные вещи, вытащенные из загашников - старинные сервизы, древнюю медную и оловянную утварь, китайские сервизы.

Мы, конечно, все внимательно рассмотрели, слегка отоварились подарками для себя и отправились на книжные развалы, которые разместились тут же. Оторвать нас было невозможно. Старые люди, как при разговорах выяснилось, окончившие в свое время Ленинградский и Московский университеты, распродают свои библиотеки. Все, что было про флору, растения и их произрастание - тут же было вытащено из развалов или нераспакованных коробок и наперебой предложено нам. Эллен загорелась семитомником Татхаджяна и долго не могла решиться его купить по причине того, что все это надо было переть в Санкт-Петербург. Однако за такой литературой еще набегаешься в библиотеку и то не в каждую и Эллен стала у нас самой богатенькой на Татхаджяна. Все семь томов были успешно перебазированы в Питер. Тут же мы с Эллен прикупили по "Красной книге Армянской ССР" и даже оставшиеся два дня поездок они нам послужили верную службу на случай того, чтобы просветиться - чего уже в поездках видели и что уже встречалось. Не устояла я перед книгой "Рост и развитие растений". Так как сама химик, то мне интересно читать это издание, объясняющее с использованием химических терминов и реакций влияние ультрафиолета, ауксинов, гиббереллинов (каких именно, в каких концентрациях т.д.) на проращивание, рост, развитие и стимулирование роста растений. Все эти книги издания 60-х - 80-х годов. Спасибо всем тем, кто их не выкинул и сохранил для дальнейшего использования.
Весь центр города нами был пройден, осмотрены памятники культуры - композиторам, художникам, поэтам (а в Армении очень много талантливых людей, так как это одна из древнейших наций!), знаменитая Ереванская опера, площадь Республики. С остальными достопримечательностями Еревана - знаменитыми фонтанами, аквапарком, канатной дорогой, ботаническим садом мы знакомились по пути наших ежедневных поездок, так как ездили в различных направлениях и проезжали различные районы Еревана.

Итак, в завершении пути мы двинули на базар. Наша главная задача - купить бастурмы в качестве гостинцев и отличного кофе, которое тут мелят так, что даже при заваривании просто кипятком получается отлично. Вобщем что говорить, с базара мы вышли загруженные под завязку, по несколько сумок в руках и быстро-быстро направились домой.
Вечером нам предстояло продолжить светскую жизнь - мы были приглашены в гости к Арику. Очень вкусный ужин. Не помню как называется, но хорошо помню вкус - молодая баранина, замоченная в вине и протушенная с овощами. Пальчики оближешь! А если к этому добавить абрикосовой водки, то как проскочило время - мы просто не заметили. Но самое удивительное, что меня поразило и очень понравилось - это сначала процедура раскуривания, а потом курения кальяна. Не торопясь, рассматривая профессиональные фотографии, которыми занимается Арик и ведя неторопливую беседу, ты потягиваешь кальян и аромат яблочного табака распространяется на все помещение. Каюсь грешна, но у меня так разгорелись глаза на кальян и именно этого мне не хватало к процедуре принятия еженедельной сауны, что за оставшиеся два дня то ли в арабском, то ли в персидском магазинчике мне наши добрые знакомые помогли прикупить полный комплект - кальян с набором табаков, уголь и мундштуки. Осталась одна проблема - найти у себя дома в Великом Новгороде подходящую компашку для проведения этого церемониала.
Домой вернулись поздно, полностью отдохнувшие и готовые утром к новым поездкам.

День шестой

Восхождение через себя. 24 июня, пятница

Поездка на Арагац. Это та знаменитая гора, вокруг которой в День независимости Армении 200 тысяч армян становятся за руки в знак солидарности и танцуют армянский танец. Вот так бывает. А я еще в Великом Новгороде очень была настроена именно на Арагац, так как начиталась про альпийские луга и про флору тех мест и заранее была в предчувствии. Предчувствие, как оказалось, меня не обмануло. До сих пор именно этот день вспоминаю с благоговением и всплесками адреналина.
Маршрут охватывает часть юго-западной Армении с четкой вертикальной поясностью растительности. Арагац - крупнейшее вулканическое поднятие позднетретичного и четвертичного времени. Резко выделяются 4 вершины, самая высокая из них - северная достигает 4095м.
Дорога сначала проходит у подножия арагацкого комплекса с наличием полынной полупустыни близ Аштарака где, как всегда, господствует Artemisia fragrans. Здесь также характерными спутниками являются Capparis spinosa, Helichrysum undulatum, Cousinia armena, Thymus kotschyanus, Acantholimon armenum, Verbascum saccatum и много различных злаков. В следующий раз обязательно поеду на Арагац весной, так как м в апреле-мае здесь все украшено луковичными - цветут геофиты - Merendera, Muscari, Gagea. Едем по извилистой дороге) чуть повыше и в предгорьях среди остатков засушливых редколесий начинают встречаться фрагменты шибляка с держи-деревом (Paliurus spina-christi), дикой вишней, миндалем и крушиной. А вот еще выше начинается дубовое редколесье из Quercus macranthera(2000m) с подлеском из калины Viburnum lantana, дикой алычи(Prunus divaricata, P.spinosa), жимолости, барбариса(Berberis orientalis) и видов Rosa. По верхней границе леса начинаются заросли стелющегося можжевельника (Juniperus depressa), а еще выше господствуют колючие астрагалы, фриганоидная и степная растительность.

По дороге мы заехали в монастырь Агарцин (X-XII в.в.).
Оттуда открывается красивая панорама гор и ущелья.
На горе Арагац, начиная с 2600-2700 м значительное пространство занимает альпийская растительность и простирается до 3700-3800 м высоты.
В верхней части альпийского пояса (2900-3000 м) широко распространен особый тип растительности, который отличается от настоящего луга - альпийский ковер. Здесь доминируют разнотравья, а злаки и осоки играют только второстепенную подчиненную роль. Карликовые розеточные растения с крупными яркими цветками образуют сплошной ковер низкого, но сомкнутого травостоя. Густое сплетение корней прочно скрепляет поверхностный слой почвы, создавая подобие злакового дерна.
Типичные верхнеальпийские ковры Армении очень красивы и отличаются большой пестротой, мозаичностью и отсутствием постоянных эдификаторов. Они хорошо выражены в окрестностях озера Кари (2500 м), где находится конечный пункт
нашего автомобильного маршрута. Имеется ввиду, что мы перекусываем арабской пиццей и, обследуя прибрежный альпийский ковер, собираемся двинуться на альпийские ковры высоко в горы, которые за снежными и каменными перевалами. Разреженный воздух при подъезде к озеру первой почувствовала машина - ей стало не хватать кислорода. Ну, что ж, стой отдыхай, а нам еще выше. Высадившись у озера Кари, мы сразу заметили, что вся флора резко поменялась - миниатюрные примулы (высота их не более 5 см) и  ранункулюсы нас просто поразили. А какие там миниатюрные незабудки и карлинки !

Казалось, что это чудо, и они растут только здесь, поэтому мы ходили и не могли налюбоваться. Однако надо было двигаться вверх по склону.
Впереди шел наш капитан Гранд, и мы сквозь снег и камнепады продирались наверх от одного альпийского ковра к другому - на высоту 3500 м.

Хорошо, что периодически можно было сачкануть и под предлогом рассматривания и фотографирования остановиться на передых. Если учесть, что это мой подъем первый в жизни, то все проходило очень благополучно и мы упорно, по чуть-чуть тянулись наверх.

Переход через снежные куртины был осложнен ослепительной белизной снега.
Глаза слепило, приходилось прикидываться китайцем или идти с высоко поднятой головой и смотреть на те места склона, где не было снега. Наверное со стороны на меня посмотреть - так чистой воды бурлак на Волге. Но "лямку" я все-таки тянула. Вторыми разреженный воздух почувствовали наши зажигалки. Они просто не хотели зажигаться. Капитан Гранд, пройдя немного вперед, останавливался и ждал, пока мы подтянемся. Арик к этому времени уже "подсел" на примулу - это значит, что ему удалось в этой миниатюрной скульптурке рассмотреть удивительную красоту и он делал профессиональную съемку на фотоаппарат. Эллен все-таки зажгла зажигалку, правда не знаю как ей удалось это сделать и умудрилась перекуривать. А я ползала по очередному альпийскому ковру и не переставала удивляться.

Но, наконец, был удивлен и Гранд. Он с недоуменным видом уставился на увиденный цветок и не сразу отозвался. Потом сверху позвал: "Наталья, тут какое-то растение. У него цвет необычный, даже не знаю какой". В ответ я попросила единственное - чтобы Гранд подтвердил, что цвет все-таки синий. И он подтвердил! Я знала, знала, что мы должны увидеть ковер именно их - горечавок верна!
Оставшиеся метры до Гранда я пролетела. Мой вопль про горечавки идущую публику снизу тоже каким-то образом перенес на этот ковер. Глядя на эти синие брызги, больше никто не говорил, что горечавки - синие. Все точно усвоили, что это цвет - горечавковый. Синий - это слишком просто для таких цветов. Арик тут же поменял приоритеты с примул на горечавки и мы все приникли с фотоаппаратами к земле.
Дальнейший подъем я плохо помню.
И сколько мы шли, тоже не знаю. По времени вроде немного, так как вскоре были на каменном перевале, где с одной стороны был альпийский луг, а с другой - отвесная заснеженная скала.
Выше к вершине идти не было смысла - растительность там уже полностью отсутствовала и была сплошная каменная осыпь. Нам и тут было хорошо - на небольшом покоренном пятачке. Отдых, фото на память, радостные взвизги с каплей виски, найденный камень с дыркой и конечно опять что-то новое во флоре.

Там можно было пожить и подольше, но предстоял обратный путь и не только с горы, но и до Еревана.
Теперь я уже дома, и каждый вечер, как и всю предстоящую зиму, если хочу уснуть - представляю себе, что поднимаюсь на Арагац и сверху вижу озеро Кари...


Наталья Шишунова

Вы можете оставить своё мнение или задать вопрос.
Ссыкли в тексте недопустимы, соблюдайте нормы приличия. Если ответ автору отсуствует на сайте, значит он был отправлен на его элетронную почту.
Ваше имя (ник):

E-mail:

Ваше сообщение

Защита от СПАМа: Напишите в поле цифру "двести шестьдесят".


Комментариев пока нет.