чт, 27 апреля
ICQ 392316101 goarmenia2
+7 495 772-98-71

Науки и просвещение

Появление армянской письменной литературы исторического и духовного содержания многими историками раннего средневековья относится ко времени, значительно предшествовавшему созданию армянского алфавита. Для читателей эпохи Нерона и Флавиев было совершенно естественным читать сочинения армян, написанные на греческом языке. Писатели средневековья упоминают также о неких «данииловых письменах», являющихся, по всей видимости, архаичными армянскими письменами, однако недостаточно выражавшими звуковой состав родного языка. Как остроумно заметил В. Брюсов: «Невозможно допустить, чтобы армянская письменность вдруг предстала пред миром совершенным созданием, как Паллада, вышедшая из головы Зевса в полном вооружении».

Раздумья о судьбе христианства в Армении, быть может понимание условий политической жизни той эпохи, привели учёного, воина и монаха Месропа Маштоца к идее создания армянского алфавита. Помощь и значительную поддержку в этом трудном деле он получал от католикоса Саака Партева.

Работа, равносильная подвигу, завершённая Маштоцем в 405 году, рекомендует его потомкам энциклопедически образованным лингвистом, превосходным аналитиком и тонким психологом. Действительно, только обладая всеми этими качествами, возможно было создать столь совершенный алфавит, который соответствовал языку той эпохи и не потребовал серьёзных поправок спустя шестнадцать веков после своего создания.

Первой фразой, написанной буквами армянского алфавита, была: «Познать мудрость и наставление, понять изречения разума» — взятая из «Книги притчей Соломоновых».

Спустя непродолжительное время Сааком и Месропом был сделан перевод Библии, которым и доныне, за его точность, сжатость и выразительность, восхищаются знатоки. Он слывет «царицей переводов». Библия, являющаяся для верующих «святым писание им» и первоосновой миросозерцания, и для неверующих, но просвещённых людей, также остаётся «книгой книг».

От тех далёких времён до нас дошли и переводы на армянский язык, преимущественно с греческого и сирийского, многих произведений, не сохранившихся в подлинниках — «Апология» Аристида Афинского, «Хроника» Евсевия Кесарийского, труды Иренея, Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста и другие произведения, которые до сих пор вызывают пристальный интерес специалистов.

Творчество армянских историков от Фавстоса Бузанда и Лазара Парпеци до Микаэла Чамчяна поддерживало неразрывной нить времени, их труды служат ценным источником для изучения не только истории Армении, но и Византии, Грузии, Персии и почти всех народов Ближнего Востока.

Произведения по математике, астрономии, географии, медицине и другим наукам, созданные Ананием Ширакаци, Григором Магистросом, Мхитаром Гераци, Амирдовлатом Амасиаци — на протяжении веков служили стимулом расцвета духовной жизни Армении. Эта часть культурного наследия является вкладом народа в общую культуру человечества.

Создание армянской письменности позволило открыть школы, в которых обучение шло на родном языке. Такие школы действовали, в основном, при монастырях, в наиболее крупных из них, кроме языков и теологии, изучали риторику, философию, математику, искусство поэтики, грамматику. Отныне армянским юношам можно было получать образование не только в культурных центрах Византии и Ближнего Востока.

В позднем средневековье приобрели значение школы высшего типа, которые назывались «вардапетаранами», справедливо называть их университетами. Наиболеее известны университеты Ани (XI—XIII вв.), Гладзора (XIII—XIV вв.), Татева (XI—XV вв.).

Можно говорить и о средневековой школе правоведения. В средние века в Армении был общепризнан кодекс законов — «Судебник» Мхитара Гоша. Такого же рода кодекс XIII века был составлен в Киликийском царстве Смбатом Спарапетом (Гундстаблем), который творчески использовав работу Гоша, обогатил её кодексами Византийского и Римского права.

Некоторые статьи этого «Судебника» поучительны и спустя восемь столетий:

«Уважайте всякого рода ремесленников, и в большей мере — кузнеца, плотника, каменщика. Ещё больше — писателей и врачей, так как они имеют попечение о людях...»

«Если кто рассердится, пойдёт и срубит у кого-нибудь фруктовое дерево, то закон повелевает, чтобы заставили его вновь посадить дерево...»

«Вновь и вновь повторяет закон и утверждает, что отец, который отрекается от родившихся от него детей и не кормит и не растит их до наступления зрелого возраста — да будет осуждён...»

Недуги и неизбежная старость заставляют нас по крайней мере с почтением относиться к профессии врача. Не были исключением тому и наши предки. Быть может это явилось одной из причин прогресса медицины, которая в рациональной форме начинает развиваться в Армении с V века. Этому сопутствуют переводы с греческого, а впоследствии и с арабского, немалого числа медицинских трудов.

В V веке в Армении уже существовало довольно много больниц, лепрозориев, приютов для увечных людей — все эти учреждения находились в духовной власти. Лица, страдавшие заразными болезнями, обязаны были принудительно лечиться в них.

В бесконечном ряду целителей, врачей и естествоиспытателей Армении остановимся на двух замечательных личностях средневековья — враче и астрономе Мхитаре Гераци и теоретике тогдашней медицины Амирдовлате Амасиаци.

Труд первого из них «Утешение в лихорадках», написанный в 1184 году, состоит из 46 глав, которые исследуют причины, сущность и терапию всех, известных в то время заболеваний, сопровождаемых лихорадками. Последние главы посвящены прогнозам течения болезней и симптомам, предвещающим выздоровление или смертельный исход. Многое можно сказать о достоинствах этого труда, одним из них назовём то, что ни один из врачей добактериологической эры, кроме Гераци, не употреблял для обозначения инфекционного процесса термина «плесневый», столь близко стоящего к истине.

Для некоторого представления о содержании и манере изложения в труде Гераци приведём несколько отрывков из его текстов в переводе: «Если болезнь возникла от волнений, то услади и успокой больного, если от горестей — развесели и обрадуй, если от забот — устрани заботы, чтобы он стал беспечен, если от страха или боязни — сделай его суровым и безбоязненным, и причину каждой болезни устраняй её противоположным действием, как это сказал великий учёный Гиппократ: лечи болезнь противоположным воздействием на неё, а здоровье восстанавливай подобным воздействием». «Необходимо врачу при обслуживании больного руководствоваться десятью обстоятельствами: первое, чтобы он выяснил причину боли или болезни; второе — явления, которые сопровождают болезнь; третье — смещение тела; четвёртое — состояние тела; пятое — возраст больного; шестое — особенности климата и страны; седьмое — время из четырёх сезонов года; восьмое — местность, откуда происходит больной; девятое — привычки больного; десятое — крепость и силу больного».

Труды XV века, написанные Амирдовлатом — «Польза медицины», «Ненужное для неучей», «Лекарствоведение» — капитальные медицинские произведения.

Данные по анатомии и физиологии, деторождению и гигиене, патологиях и терапии довольно подробно, с точки зрения представлений тех времён, изложены в «Пользе медицины».

«Ненужное для неучей» автор озаглавил так, потому что неучем она не может быть использована; написана она для врачей и лиц, изучающих медицину. По своему содержанию это энциклопедический словарь лекарственных веществ с изложением философии средневековой фармакопеи в предисловии.