пт, 26 мая
ICQ 392316101 goarmenia2
+7 495 772-98-71

Архитектура Армении

Интерес человека к познанию прошлого очень велик. Памятники архитектуры всегда занимали почётное место среди исторических материалов, в которых каждый, любящий старину, может не только найти ответы на интересующие его исторические вопросы, но и почерпнуть много полезного для дня сегодняшнего.

Утверждение в Армении христианства потребовало решения задачи размещения в христианских храмах большого числа молящихся. Базилика лучше всего удовлетворяла эту потребность, поэтому V—VI века армянской культовой архитектуры — это века базалики. Базилика (Basilike) — с греческого «царский дом», представляет собой здание вытянутой прямоугольной формы, разделённое, как правило, на три продольных нефа рядами колонн, средний неф при этом выше боковых. Так выглядят памятники архитектуры Армении раннего средневековья — базилики. Древнейшая из дошедших до нас базилик — Ереруйкская базилика V века — находится в селе Анипемза Анийского района.

В конце VI—VII веках открывается новая страница армянского зодчества — появилась и на протяжении последующих веков получила своё блестящее развитие крестово-купольная (центрально-купольная) композиция храмовой архитектуры. Новая религия нуждалась в средствах, оказывающих на человека сильное воздействие. Великолепие крестово-купольной композиции играло здесь не последнюю роль. Оно захватывало своим простором: пространство едино, не раздроблено и смело завершено на громадной высоте могучим куполом, видным из дальних уголков храма. Через широкие окна льются потоки солнечных лучей, словом, всё здесь способствует появлению светлого, торжественного настроения. Наибольшей выразительности и классического совершенства эта идея достигла в знаменитом храме святой Рипсиме близ Эчмиадзина, построенном в 618 году католикосом Комитасом, имя которого, как строителя храма, упоминается в двух надписях на его стенах.

В прямоугольный план храма вписан крест, образованный четырьмя полукруглыми абсидами на двух осях симметрии. Угловые приделы квадратны, стройный интерьер богат пространственными формами. Кульминацией объёмов является купол. Гармония внутренних объёмов с экстерьером подчёркнута гладкими фасадами, прорезанными глубокими парными нишами, светотени которых оживляют фасады храма, подчёркивают его композицию.

Развитие купольной храмовой архитектуры в Армении шло по двум самостоятельным направлениям. Кроме крестово-купольных композиций, зодчие венчали куполами и базилики. От слияния старой, крытой деревом базилики и крестово-купольной системы возникло новое архитектурно-художественное течение. Это выразилось не только в надстройке купола над базиликами, но и в формировании особой композиции храмов, где базиличная удлинённость дополнялась крестово-купольным элементом — куполом на барабане с примыкающими к нему с четырёх сторон сводами.

Такими предстают перед нами распространённые в Армении после VII века купольные базилики. К одной из наиболее ранних купольных базилик относят церковь святой Гаянэ в Эчмиадзине, построенную в 630 году католикосом Езром.

В жизни армянской церкви монастыри всегда играли заметную роль хозяйственных, религиозных и просветительских центров. Армянский монастырский ансамбль слагался из целого ряда элементов — собора, притвора (гавита), различных часовен, иногда колокольни, гражданских построек — трапезной, библиотеки, ризницы и других построек. Комплекс их часто окружался стеной, к которой примыкали жилые и хозяйственные помещения. Над главными воротами иногда воздвигали небольшую церковь.

Ансамбли эти возникали не сразу — к основным зданиям, прежде всего к собору, постепенно пристраивали остальные, без соблюдения какой-либо симметрии. Задача средневекового зодчего заключалась в придании этой сложной группе построек уравновешенности. Он создавал её путём акцентирования отдельных наиболее важных элементов ансамбля, вокруг которых группировались остальные его элементы. Возникновение первых монастырей исследователи относят к VII веку, расцвет их строительства приходился на XII век. Об особенностях различных монастырских комплексов на территории Армении рассказывается в последующих разделах.

По земле Армении разбросано немало феодальных замков-крепостей, но наиболее значительна крепость-замок князей Пахлавуни — Амберд, относящаяся к X—XI векам.

Этот замок, словно орлиное гнездо высится на южном склоне Арагаца, выше всех селений, в гордом соседстве с вечными снегами. Средневековый зодчий расположил его на длинном мысе, между обрывами глубоких ущелий горных рек.

Дворец князей, величественный даже в своих развалинах, занимает наиболее возвышенную часть этой территории. Главным фасадом он обращен на запад, в нижнем этаже находятся хозяйственные помещения, там же открыта сводчатая цистерна с глиняным водопроводом.

Торжественная главная лестница поднималась в жилые покои и главные залы верхних этажей, надо полагать, увешанные коврами. На прилегающей ко дворцу узкой территории раскинулся посёлок с прекрасно оборудованной баней. Система гончарного водопровода питала замок из вышерасположенных родников.

На территории замка князь Пахлаву ни в 1026 году построил большую крестово-купольную церковь.

Архитектура жилых домов армян отличается традиционностью и малой восприимчивостью новшеств. Выработанная в средневековье концепция жилого дома с течением веков почти не изменялась, говоря об изначально правильном выборе.

Исследованные в 1912 году Н. Марром дома горожан Ани XII—XIII веков были двухэтажными, сложенными из камня. В комнатах, увешанных коврами и изделиями армянских рукодельниц, находились многочисленные ниши и камины, щедро украшенные резьбой по камню. В полах первых этажей, кроме обычных тондиров (очагов с поддувальной гончарной трубой, врытых в землю), было обнаружено много глубоких колодцев, служивших не только амбарами для зерна, но и тайными хранилищами на случай вторжения врагов. Окна домов, как правило, выходили на мощеный дворик, оставляя глухою фасадную стену со входной дверью.

Большинство армянских жилых домов XVIII – XIX веков сохранили свою двухэтажность. Первый этаж отводился под хозяйственные нужды (винодельню-маран, хранилище фруктов и припасов), во втором, жилом этаже, комнаты располагались одни или два ряда. В них входили через небольшую переднюю, либо с дворцового балкона, который делался широким, иногда во всю длину дворцового фасада. В теплое время года на нем обедали, отдыхали, спали, сушили фрукты, белье. Небольшие консольные балконы со стороны улиц, со своими богато изукрашенными резьбой арками и перилами, являлись излюбленными элементом архитектурного убранства домов.

Строительные приемы средневековых армянских мастеров, с давних пор имевших дело с разнообразными породами камня, строивших в весьма непростых условиях частных землетрясений, пользовались давним и прочным авторитетом на Западе и Востоке от обеих Армений. Каменная кладка из двух параллельных рядов камней, пространство между которыми заполнялось известковым бетоном, послужила развитию арочных, сводчатых и купольных конструкций. Эта, выдержавшая испытания тысячелетиями, система кладки «мидис» продолжает применяться и в наши дни.

Устойчивость храмов, дворцов и домов при землетрясениях всегда была в центре внимания средневековых зодчих Армении. Они добивались ее как композиционным путем, так и целым рядом специальных мер. Так, например, крестово-купольная композиция храмов, судя по их относительно хорошей сохранности, отличалась исключительной устойчивостью, она обеспечивалась также введением в каменную кладку деревянных поясов (собор в Эчмиадзине), облегчением веса зданий с помощью легких заполнителей из вулканических пород и даже вставками в известковый бетон пустых глиняных сосудов.

Кровельным материалом V – VII веков служила черепица, приготовленная из обожженной глины, с IX века кровельным материалом уже служит каменная черепица с приспособлениями для лучшего отвода воды.

Средневековое строительство закрепляет за армянами во всем христианском мире славу искусных зодчих и резчиков по камню. Артели профессионалов уходили далеко за пределы своей родины. Строительные знаки мастеров-армян можно встретить на территории всего Кавказа, Восточной Европы, на Балканах, в России.

Высокая репутация их послужила тому, что заказ на сооружение рухнувшего в 989 году, вследствие землетрясения, купола главного храма Византийской империи — собора святой Софии в Константинополе, был передан зодчему Трдату — самой яркой фигуре в истории средневековой армянской архитектуры. Трдат соорудил модель храма, произвёл расчёт купола, возвёл леса до самого рухнувшего купола и соорудил новый, который вот уже тысячу лет служит, не вызывая опасений за свою прочность. Византийский летописец меланхолически замечает, что леса, возведенные Трдатом, обошлись казне в тысячу ливров золотом.

Властители Грузии в VII веке обратились к армянскому зодчему Тодосаку с просьбой возвести храмы также и в их владениях. На стенах построенных им церквей сохранились строительные знаки его мастеров, их армянские инициалы и лапидарные надписи самого зодчего: «Я, Тодосак, строитель святой церкви...». Ниже перечислены его помощники — Агарон, Григор и имена других армян.

Архивы казначеев всех времён не были доступны для публики. Поэтому о гонорарах архитекторов существуют самые невероятные легенды. Одни из них утверждают, что архитекторы средневековья питались чуть ли не одною святой водою, другие — будто они буквально купались в золоте.

Сиранес, живший и творивший в Вайоцдзоре, — единственный средневековый архитектор, сведения о гонораре которого дошли до нашего времени. По заказу князя из рода Орбелянов им, в 1275— 1280 годах были построены притвор (гавит) с перекрещивающимися арками для церкви в Аратесе и склеп семьи Орбелянов в Нораванке. За выполненную работу князь пожаловал Сиранесу в наследственную собственность надел земли у деревни Галидзор и заплатил ему 500 монет серебром. Сведения о гонораре не дошли бы до нас, если бы князь Орбелян не увековечил это на специально заказанном и подписанном им хачкаре.

История армянского зодчества причудливым образом переплелась и с фактом принятия Арменией христианства.

Рассказ о её полных драматизма моментах оставил нам первый в ряду армянских историков — Агатангелос, бывший по преданию секретарём царя Трдата. В своей «Истории Армении» он повествует о Трдате и Григоре — последних отпрысках двух смертельно враждующих родов. О том, как Трдат, став царём Армении, поначалу преследовал христиан, о Григоре, ставшем первым проповедником христианства и подвергавшемся гонениям. Далее Агатангелос рассказывает о чудесном обращении Трдата в христианство, о том, как на местах языческих капищ в Армении воздвигались христианские храмы.

Тут, к счастью, он оставляет нам весьма правдоподобные сведения о Григоре, к тому времени ставшем католикосом армян и прозванном Лусаворичем (Просветителям). Оказывается Григор создавал планы храмов и руководил их строительством. Знания Григора он объясняет божьи провидением, но мы думаем, что эти знания имели еще и осязаемую основу – ведь Григор воспитывался в пределах Римской империи.

Так история называет нам имя первого архитектора Армении – католикоса Григора Лусаворича (Просветителя).